Игорь Синельников (dr_jamais) wrote,
Игорь Синельников
dr_jamais

Category:
Записки начинающего лектора.
Итак, первый блин выступления меня в амплуа лектора вышел не то чтобы совсем комом, но как-то слегка раком.
Подавив возникший в последний момент истерический приступ бежать к объявившемуся сегодня профессору с криком "спасите-помогите-выручайте", я подкрался к аудитории со студентами и осторожно в нее заглянул. В аудитории было темно и внутри тесного мрачного пространства копошилось в полутьме несколько десятков монстров. Доносились утробные завывания и ворчание, которыми они обменивались между собой, предвкушая появление своей жертвы. Меня. Чувствуя себя персонажем фильма "Обитель зла", я подобрался и сиганул с разбега в этот подвал с зомби.
Первым пяти я вполне успешно отдавил ноги прежде, чем они успели срегаровать на мое появление - стулья стояли в проходе и было очень тесно. Воспользовавшись их замешательством я пропрыгал к месту моей дислокации, встал в оборонительную стойку и угрожающе произнес:
- Гхм...
Монстры замолчали, кровожадно на меня глядя горящими в полутьме глазами.
- Гхм... - еще раз произнес я и задумался. Надо было говорить что-то еще, а я не знал, что. Собственно, в голове роились в тот момент преинтереснейшие мысли о устройстве речевого аппарата человека и связи этого аппарата с центральной нервной системой. Также вспоминались отдельными обрывками понятия "синдром сороконожки" и "синдром навязчивых состояний", однако понимание того, что все это не есть тема моей лекции, мешало мне приступить к обсуждению этих синдромов. Потом сквозь весь этот строй всплыло, что у меня, оказывается, есть тема лекции, и вот ее-то я могу и произнести. На пробу. Проверяя, функционирует ли еще мой речевой аппарат или уже все совсем, пора его на свалку.
- Гхм... - в третий раз произнес я, - тема нашей лекции сегодня - "биотерапия опухолей", и меня зовут так-то и так-то.
Душу переполнила радость от того, что я могу, оказывается, говорить. Но на этом же радость и закончилась: что говорить дальше, я придумать не мог.

- Гхм.. - сказал я неуверенно в четвертый раз, - начнем.
И задумался. В принципе, я помнил, что у меня есть с собой бумажка. На бумажке , точнее на 18-ти бумажках, мной был написан текст лекции, который я составлял позавчера и накануне до двух ночи. Текст был составлен хитро. Он был составлен в расчете на то, что достанется случайно зашедшему на лекцию микроцефалу-сантехнику. По задумке автора, микроцефал-сантехник, увидев эту бумажку тут же захотел бы стать лектором, и смог бы по ней все прочитать, даже если бы был пьян мертвецки. На бумажке были маленькие копии демонстрируемых слайдов, и под каждым слайдом шел текст - что говорить, 14-м шрифтом, полужирным. Последнее - если темнота будет кромешной, все колбочки у микроцефала откажут, и вглядываться в текст ему останется одними палочками.
Я скосил глаза в сторону бумажки и своими палочками увидел знакомый текст. Я собрался читать бумажку и… «Гхм!» - снова сказал я. Бумажка не читалась. Точнее, буквы я видел, но не мог перевести буквы в слова. Не физически, а морально. Мысль о том, что я буду читать что-то по бумажке, вызвала во мне неимоверные моральные страдания и оказалась совершенно несовместимой с моей гордыней, раздувшейся в тот краткий момент до каких-то странных пределов. Интересно, не подсыпал ли мне кто в кофе ЛСД?
На миг озадачившись этой проблемой, я стал думать, что делать дальше. Читать по бумажке я не мог категорически, что говорить – не знал, что делать дальше – непонятно. Монстры в темноте тем временем начали шевелиться. «Надо что-то делать» - думал я. Время шло. Зима сменила осень, прошел год, потом пара десятилетий, минуло сто лет… я вспоминал детство, юность, жизнь шла перед глазами неторопливой чередой минувших событий.
В числе прочего вспомнилось, как я юным совсем еще врачом выступал перед большой аудиторией профессоров на патанатомической конференции. Речь на конференции шла о больном, который умер… не то, чтобы по моей вине, но и не без моего участия. В связи с последним и была назначена показательная патанатомическая конференция, целью которой было продемонстрировать молодым врачам ошибки в клинической работе другого молодого врача, то есть меня. И вот тогда мне отчего-то совершенно не западло было бодро прочесть заготовленный мной посмертный эпикриз, ответить на все каверзные вопросы и доказать в конце концов, что клинические ошибки были обусловлены не моей собственной непроходимой тупостью, а объективными обстоятельствами. Тогда-то я бился – ого как, и никакого тебе ни синдрома сороконожки, ни обсессивного состояния. А тут что?
- Скажите, какие методы лечения онкологических заболеваний вы знаете? – вдруг сказал я, вращая глазами в сторону монстров и останавливая взгляд на всех по очереди симпатичных девушках (я вдруг заметил их существование в аудитории). Это пробудилось мое подсознание. Собственно, так бывает у меня – когда сознание отказывается меня везти в нужном направлении, подсознание берет бразды правления системами организма в свои руки. Спустя секунду я понял, что подсознание выбрало верный путь – студенты в темноте замерли и стали отводить глаза. Теперь уже они не знали что говорить.

- Хирургический – донесся наконец робкий голос из темноты.
- Правильно, - обрадовался я в этом театре абсурда, - и что, - говорю, - хороший метод?
Ответной реплики не последовало, голос в темноте выдохся. Но подсознание меня уже тащило вперед.
- Хороший метод, - говорю, но только на ранних стадия. – А что такое ранняя стадия? – опять обращаюсь в аудиторию… - какой это размер опухоли, чем она характеризуется?
- До трех сантиметров – ответ из зала.
- До трех? А вот есть такая опухоль, меланома кожи. Ранняя стадия, 1-а, 1-б - при толщине опухоли менее 2 мм. А если опухоль толще 2 мм, то потенциально она способна уже дать отдаленные метастазы. Вот у нас в отделении сейчас лежит девушка пятнадцати лет…
Вот так наш микроцефал разговорился. Что-то рассказал про девушку, что-то про меланому, и как-то плавно перешел наконец и собственно к биотерапии. На этом подсознание, решив, что справилось с критической ситуацией, меня оставило.
- Гхм… - снова заговорило сознание. – Биотерапия – это… Сейчас мы с вами… гхм… рассмотрим основные предпосылки, благодаря которым это направление возникло в онкологии, гхм…
- Бля, - сказало подсознание через пару минут речевой непроходимости, - ты опять за свое.
Снова на пятнадцать секунд прорезалось красноречие, в фазе которого я успел рассказать, кажется, о синдроме спонтанной регрессии опухолей. Кажется. Вообще я плохо помню себя в подсознательные фазы управления…
Лекция так и продолжалась, попеременно представляя меня то идиотом-микроцефалом (к счастью, через какое-то время включилась функция чтения и микроцефал хоть и с запинками, но читал ту ересь, что он наготовил к слайдам), то бодро и без бумажки что-то вещающим лектором, правда, не совсем адекватным… помню, что в какой-то момент я переводил зачем-то грэи в рентгены и что-то рассказывал про атомные бомбы. Подсознание – оно такое, да… что ему взбредет в голову, то и рассказывает.
В одну из бодрых фаз зашел, кстати, и.о. Мое подсознание в тот момент как раз вещало, что биотерапия – это фигня, поскольку уже идет век таргетных препаратов. Постоял, посмотрел на меня удивленно и ушел. Видимо, на него произвела впечатление такая моя смелость в суждениях, поскольку после лекции он мне предложил эту лекцию опубликовать, а сами лекции читать два раза в месяц. Я взял неделю на раздумье.

И.О. поинтересовался, скоро ли я закончу. По этому вопросу я понял, что лекция идет, видимо, уже не те пять минут, что мне кажется, а несколько дольше. Посмотрев на часы, я с удивлением обнаружил, что, собственно, прошел час, а у меня только половина слайдов на экране.

Последняя часть лекции прошла скомкано. Обрадованное тем, что по времени оно уже может лекцию закончить, сознание работать не желало, но и подсознанию места уступать – тоже. Его, сознание охватила некоторая эйфория от близости завершения этого истязания духа, и оно, запинаясь и как-то гнусно повизгивая, оттораторило вторую половину слайдов за оставшиеся пятнадцать минут.
-А теперь фильм, - радостно заявило подсознание в 10:30 (лекция началась в 9:15).

Под конец сознание все же смалодушничало. Когда фильм закончился, оно не пожелало доплнительных вопросов и сразу после завершения кина про новое таргетное антитело пробормотало что-то насчет того что «это дети наше будущее», и бодро заявило, не дав тем шанса опомниться:
- На этом наша лекция окончена, спасибо за внимание, до свидания!
С тем тело и покинуло зал, сопровождаемое недоуменными взглядами.

В общем, лектор из мну так себе. Чуть позже я позвонил и.о. и поинтересовался, как там монстры, не плевались ли (и.о. вел потом у них семинар).
- Ну нет, - сказал и.о, - не плевались. Но и особого восторга не выражали. Устали очень…
Они, блин, устали... а я нет?

Эх… не пойду я, пожалуй, лекции дальше читать. Пока не плевались, но рано ж иль поздно заклюют нафик...
Tags: рабоче-крестьянское
Subscribe
promo dr_jamais february 19, 2018 10:00 30
Buy for 1 000 tokens
Этот вопрос от пациентов встречается в моей практике довольно часто, и отвечать на него всякий раз непросто, потому что долго, и немного противоречиво. Действительно, с одной стороны, во всех учебниках по онкологии описана классическая аббревиатура ABCDE, где критерий D - diameter - заявлен как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments